Благодаря национальному Агентству по усыновлению 1122 ребенка получили право жить и воспитываться в семьях казахстанцев

26 ноября, 15:13488

Зачем в Казахстане нужно было создавать национальное Агентство по усыновлению? Не дублирует ли организация, созданная весной текущего года, функции государственных органов? Чьи интересы оно защищает? На эти актуальные вопросы журналисту Елорда Инфо ответила исполнительный директор Агентства по усыновлению Балия Акимбекова.

Балия Акимбековаисполнительный директор Агентства по усыновлению

-Балия Дуненбаевна, в чем актуальность Агентства по усыновлению, ведь в Казахстане существуют государственные органы опеки?

-Тысячи наших соотечественников хотят принять детей в семьи, но их пугают юридические, психологические аспекты, и одновременно, есть более 5 тысяч детей, которые остаются заложниками системы детских учреждений. Именно поэтому в 2016 году мы предложили предоставить полномочия по содействию в устройстве детей в семьи казахстанских граждан неправительственному сектору и закрепить на законодательном уровне.

Практика показала, что для принятия ребенка в семью необходимо качественное консультирование, отбор и подготовка приемных родителей.

Так же очень важна индивидуальная работа с делом каждого ребенка, ведь всем известно, что большая часть ребят из детских домов – это социальные сироты (у них есть родители, которые по разным причинам не хотят, либо не могут воспитывать детей). Необходима работа со статусами детей, вовремя подать в розыск родителей, привести в порядок все документы ребенка.

Порой при поиске родных ребенка, открываются невероятные случаи, которые могут повлиять на дальнейшую судьбу ребенка. Например, родные тети и дяди, которые готовы забрать в семью и заботиться о своих племянниках.

И обязательный этап – это сопровождение приемных семей. После того как ребенок приходит с семью, начинается на наш взгляд, еще более сложный этап. В это время очень важно профессиональное сопровождение психологов, социальных работников. Это посещение семьи, встречи со специалистами и т.д.

-Все это понятно, но перечисленные вами аспекты были присущи государственным органам, разве не так?

-В том-то и дело, что они выполнялись формально или вовсе игнорировались. В целом, для улучшения ситуации касательно усыновления ребенка необходимо было проделать большой объем работы. Для ведения этой работы нужны полномочия. Поэтому в ноябре 2018 года на VIII Гражданском форуме Общественный фонд «Ана Үйі», который уже более 6 лет осуществляет свою деятельность с целью профилактики социального сиротства и уменьшения количества детей, ежегодно попадающих в детские дома, выступил с инициативой о создании негосударственного национального Агентства по усыновлению.  Первый Президент Казахстана – Елбасы Нурсултан Назарбаев поддержал инициативу фонда и поручил проработать данный вопрос.

Весной 2019 года на базе ОФ «Ана Үйі» было зарегистрировано негосударственное национальное агентство по усыновлению.

ОФ «Ана Үйі» в составе рабочей группы, созданной МОН РК для выполения поручения Елбасы совместно с государственными органами и другими НПО в течение 9 месяцев 2019 года прорабатывали предложения по поправкам в Кодекс РК о браке (супружестве) и семье.

-В чем выражаются ваши предложения?

-В частности, мы предлагаем внести в Кодекс понятие «некоммерческая организация по оказанию содействия в устройстве детей в семьи казахстанских граждан» (организация по устройству детей). Это позволит обеспечит установление приоритета национального усыновления над иностранным и защиту прав казахстанских детей. Ведь в Кодексе уже есть понятие аккредитованные иностранные агентства, которые помогают иностранным гражданам. Также, мы предлагаем законодательно закрепить обязательное прохождение Школы приемных родителей потенциальными усыновителями. Необходима очень качественная индивидуальная работа со специалистом по семейному устройству для выявления мотивации потенциальных приемных родителей и изучение их психологической готовности. В настоящее время кандидаты обращаются в Школу приемных родителей по собственному желанию, но такая подготовка должна стать обязательной для всех, кто решился на столь ответственный шаг.

-Почему важно наделение национального Агентства по усыновлению подобными полномочиями?

-Сейчас дети находятся в учреждениях разных систем: малыши до 4-х лет в здравоохранении, от 4 до 18 лет в системе образования, ребята с особенностями в развитии в системе социальной защиты. Здесь мы видим разрозненность и порой несогласованность действий. Всего, по данным Комитета по охране прав детей сегодня в 112 учреждениях 3-х систем проживают около 5 тысяч детей. Из них 74% детей так называемой «трудноустраиваемой» категории (это дети от 11 до 17 лет). Более того 62% детей – это дети «сиблинги», т.е. имеющие братьев и сестер.

В целом, свыше 80% детей в учреждениях – это так называемые «социальные сироты» или дети, оставшиеся без попечения родителей.

Необходимо усилить работу по подтверждению статусов детей. Допустим: есть запись, что родственники есть, но их никто не ищет, живы ли они неизвестно. Дети годами находятся в этом состоянии, усыновители не могут довести дело до конца из-за отсутствия статуса. Безусловно, в приоритете, работа с кровной семьей и поиском родственников ребенка. Важно работать с ресурсом семьи. Если таких ресурсов нет, то подготовить все необходимые документы для устройства ребенка в приемную семью.

-Удручающие цифры и факты.

-Объясню на реальном примере, девочка по имени Марина за свои 8 лет жизни успела пожить в 4-х учреждениях. Она попала в Дом ребенка в 6 месяцев, после смерти мамы. Папа находился в местах лишения свободы. Марина в Доме ребенка находилась до 5 лет. После ее перевели в Детскую деревню семейного типа, там она пробыла 2 года, по результатам заключения комиссии ее переводят в специализированную школу-интернат, и там она находится по февраль 2019 года. В связи с тем, что папа Марины освободился из мест лишения свободы у Марины отпал статус ребенка, оставшегося без попечения родителей, и ее перевели в Центр поддержки детей, в котором она находилась по август текущего года. Как выяснилось, отец не планировал и не планирует забирать девочку. Так как в пилотном режиме Агентство начало работать в 8-ми регионах страны, к этому вопросу подключились сотрудники негосударственного агентства и совместно с органами опеки возобновили поиск кровных родственников Марины по линии отца и матери. Но все отказались от девочки, некоторые родственники даже не знали о ее существовании. Тетя Марины нам сказала, что если бы мы узнали о Марине раньше, то безусловно бы ее забрали, а сейчас она подросла и они не справятся с ее воспитанием.

Отца Марины лишили родительских прав. Но вопрос в том, что Марина уже с младенческого возраста могла жить в приемной семье и радоваться детскому счастью.  А она все еще в детском доме и за 8 лет жизни там, она уже заработала себе диагноз – задержка психического развития.  Как правило ЗПР (задержка психического развития) у детей из детских домов развивается в следствии отсутствия заботы и любви близкого взрослого. Это говорит о том, что ЗПР лечится не таблетками, а только любовью и заботой родных и близких людей.

-К сожалению, подобных примеров немало.

-Да. Но хуже всего то, что вышеописанная процедура в некоторых регионах работает очень слабо или вообще не работает. В результате, практически до выхода из детского дома, дети остаются без семьи и семейного внимания.

Кроме того, около 53 % детей их детских домов имеют проблемы со здоровьем, их надо лечить. Диагнозы усложняют их устройство в семьи.

К примеру, Алексей, 2 годика, воспитывается в Доме ребенка с рождения (отказ биологической мамы). Алексей рожден с патологиями верхних и нижних конечностей. В анкете мальчика диагноз не указан, поэтому знакомились с ним очень часто. В марте 2019 года Алексею сделали операцию на кисть, разъединили пальчики, но на нижние конечности операции не было. Алексей к тому же не стоял на портале Бюро госпитализации.                                       

Также при совместной работе сотрудников агентства и социальных работников учреждения удалось показать Алексея врачу-ортопеду частной клиники, который рекомендовал в срочном порядке приобрести ортопедическую обувь и до достижения мальчиком 3 лет сделать ему операцию на ноги. Привлекли спонсоров для покупки специальной ортопедической обуви, до этого Алексей носил обувь, не предназначенную для носки с патологиями стопы. Инициировали вопрос о постановке Алексея на портал Бюро госпитализации. В результате 8 октября 2019 года Алексею успешно сделали операцию на левую стопу. Сейчас мальчик проходит послеоперационную реабилитацию уже вместе с будущей приемной мамой, которая устанавливает опеку над Алексеем.

Таким образом, раннее вмешательство и своевременное лечение позволит повысить шансы для устройства их в семьи.

Мы говорим об эффективности совместной командной работы негосударственного агентства по усыновлению с органами опеки. А также о необходимости готовить родителей через Школу приемных родителей до принятия ребенка в семью и сопровождать семьи в период адаптации ребенка.

-Уже есть первые результаты деятельности Агентства по усыновлению?

-Сегодня в 17 городах Казахстана действуют кабинеты консультирования и Школы приемных родителей. Специалисты Агентства оказывают комплексную консультационную помощь гражданам (семьям), желающим принять в их семьи детей из детских домов и домов ребенка. Также ведется подготовка потенциальных усыновителей в Школах приемных родителей, где они получают ценные знания о возрастной психологии, о налаживании контакта с приемным ребенком и мягкой адаптации всей семьи к новым переменам.

К нам уже обратились 8,5 тысяч граждан, которые получили от нас консультацию, Школу приемных родителей прошли 1746 человек. И только 773 семьи усыновили детей. Благодаря чему 1122 ребенка получили право жить и воспитываться в семье.

Добавлю, что сейчас действует единый республиканский call-center 1422 по вопросам семейного устройства детей. Все услуги Агентства по усыновлению оказываются гражданам бесплатно.

 

 

 

 

 

 





Наверх